Если под «холодной войной» понимать войну, осуществляемую методом культурного сотрудничества, под воздействием которого культура проигравшей стороны модифицируется приемлемым для победителя образом, то США не победили в холодной войне, а опьянены иллюзией победы, что в перспективе несёт им большие проблемы в виде расплаты за построение политики, исходя из иллюзий: разочарование будет вполне реальным.
Иллюзия победы Запада в холодной войне второй половины ХХ века проистекает из того же воззрения, которое было свойственно Гитлеру: Византия дала русским христианство; во времена Петра I Европа дала русским науку и культуру; Российская империя после этого существовала благодаря германскому элементу в её правящей «элите; а когда империя рухнула, СССР существовал только благодаря еврейскому элементу в его правящей «элите» и в науке; а если внешнего организующе-принуждающего начала нет, то сами русские, предоставленные самим себе, — слабоумны, безвольны и контрпродуктивны. Поэтому, если они и могли чего-то достичь, то только, будучи под властью более высоких по развитию господ, поскольку сами он — ближе к «бандерлогам», чем к людям. Но от «бандерлогов» лучше избавить мир, чтобы «недочеловеки» не создавали проблем «цивилизованному человечеству».
Однако крах Советского Союза — не победа Запада в холодной войне потому, что в период холодной войны СССР, понимаемый как форма государственности Русской многонациональной цивилизации, пропагандировал мирное сосуществование двух систем и, по сути, не только не вёл холодной войны против Запада, но не оборонялся даже тогда, когда Запад Директивой СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 года объявил Русской цивилизации войну на уничтожение.
Вне зависимости от того, как это понимали все номинальные руководители СССР, пришедшие на смену жреческо-государственной власти И.В.Сталина, для Русской цивилизации это был период подготовки к будущему объединению человечества на принципах праведности, непреклонно творящей справедливость. На том этапе исторического времени, который подавался людям в СССР и в остальном мире, как «холодная война»:

  • в СССР шёл процесс неявленного внутреннего сокровенного развития цивилизации;
  • а Западу была предоставлена возможность явить свою суть.

И эта суть по итогам перестройки и реформ 1990‑х, в которых политсубъекты Запада играли роль кураторов и вдохновителей доморощенной прозападной бездумной периферии, оказалась объективно мерзкой, и потому не приемлемой для России.
А то, что оценивается представителями Запада и их доморощенными пособниками как творческая импотенция Руси, в действительности является следствием непонимания ими роли Руси в глобализации в историческом прошлом:

  • Если вынести за скобки уровень развития техносферы, то Запад пытается решать сейчас те задачи (и не достигает в этом деле успеха), которые были успешно решены на Руси в её цивилизационном строительстве ещё в эпоху Ивана Грозного, если не раньше:
  • построение общей для разных народов культуры при сохранении самобытности культур каждого из них — все признали крах мультикультурализма;
  • построение и функционирование единой кредитно-финансовой системы — евро в кризисе некоторые государства Евросоюза-2 подумывают о возобновлении обращения своих валют, независимых от евро;
  • построение единой системы стандартов — единственное, в чём добились успеха;
  • построение общих для разных народов и единых для цивилизации вооружённых сил — невозможно без нравственно-этического и культурного единства.
  • Это — внутренние задачи всякого цивилизационного строительства, но есть и внешние задачи, связанные с глобализацией, которые Русь также решала в прошлом.
  • В прошлом, Русь, не выдвинув своей собственной концепции осуществления глобализации, в глобализации, исторически реально протекающей на протяжении нескольких тысячелетий, всё же участвовала. Об этом подавляющее большинство не задумывалось и не задумывается. И как следствие они не задумывались и не задумываются о той роли, какую Русь играла в этом переплетении процессов собственного цивилизационного строительства и глобализации. А роль эта, если пользоваться лексиконом программистов наших дней, — роль независимого от разработчика софта тестера, который выносит окончательный вердикт о работоспособности и дальнейшей судьбе тестируемого программного продукта. Такая аналогия вполне уместна, поскольку любая культура и субкультура — с точки зрения теории управления — просто информационно-алгоритмическая система.
  • И Русь не контрпродуктивна и не страдает творческой импотенцией, в чём были убеждены в прошлом Гитлер и многие другие и в чём убеждены ныне также многие недоинтеллектуалы: последнюю тысячу лет мы тестировали наработки Запада (византийское вероучение, западную науки и культуру, «мраксизм», либерализм и т.п.), в соответствии с нашими цивилизационными идеалами, на предмет пригодности их для решения задач в праведном цивилизационном строительстве и пришли к выводу об их непригодности для этого1.

При этом завершившийся этап нашего исторического развития характеризовался определённой безыдейностью Руси в том смысле, что её цивилизационные идеалы на протяжении всего этого времени были живы, но Русская цивилизационная идея не была выражена Русским языком в прямой форме, а была подменена на уровне языковой культуры западными учениями (сначала библейскими, потом марксизмом и либерализмом), проходившими в нашем обществе тестирование на пригодность. Именно эта невыраженность собственной цивилизационной идеи и давала основания к тому, чтобы «интеллектуалы» Запада и оторвавшаяся от родных корней периферия их пособников в России плодили измышлизмы о недочеловечности русских, о необходимости их оцивилизовать или же уничтожить не поддающихся оцивилизовыванию. Но это — в прошлом.
Ныне наша цивилизационнная идея глобальной значимости — Концепция общественной безопасности в её развитии — выражена Русским языком, в то время как Запад достиг своих цивилизационных идеалов (победивший в их обществах культ гедонизма, т.е. получения разнородных удовольствий, безоглядно, не взирая на ущерб, наносимый другим людям, народам, Природе, себе самим) и начал пожинать плоды этого достижения в форме биологического вырождения и культурной деградации населения. В этот процесс Запад, будучи проводником глобализации на основе библейского проекта, норовит вовлечь и весь остальной мир, что неприемлемо для всех сколь-нибудь мыслящих людей как вне ареала цивилизации Запада, так и в странах самого Запада. Поэтому Западу предстоит ещё потерпеть полный и безвозвратный крах в затеянной им же холодной войне против человечества и Русской цивилизации.
Россия же приступила в очередной раз к миссии спасения человечества2, что недоинтеллектуалам Запада видится как русский бунт против наилучшей цивилизации и передовой культуры, — бунт, бессмысленный и беспощадный, который инициировал В.В. Путин, предав так называемые «либеральные ценности» и поощряя «самые тёмные силы» в обществе России и в мире.

1 Для тех, кто осмысляет происходящее исключительно на основе в библейских метафор: в текущую эпоху огласить приговор «мене, мене, текел, упарсин» (книга Даниила, гл. 5, ст. 18 — 28) в адрес Запада — это миссия России доверенная ей на том основании, что на протяжении нескольких веков мы бесхитростно тестировали на пригодность в праведном цивилизационном строительстве культурные наработки Запада.

2 «О, Родина моя, в своей простой шинели, / В пудовых сапогах, сынов своих любя, / Ты поднялась сквозь бури и метели, / Спасая мир, не веривший в тебя. // И ты спасла их. На века. Навеки. / С востока хлынул свет! Опять идут к звезде / Замученные горем человеки, / Опять в слезах поклонятся тебе!» — слова из романса А.Н.Вертинского «Пред ликом Родины» 1946 г.

 
 

Copyright © 2013 M.Ig.
All Rights Reserved